Развитие ребенка в первый год жизни

Особенности развития ребенка первого года жизни

Первый год жизни — это время, которое во многом определяет предстоящее физическое здоровье ребенка, его душевную устойчивость, активность и успешность в отношениях с миром и другими людьми. И мы, взрослые, понимая это, в большинстве случаев, весьма ответственно относимся к своим обязанностям — оберегаем малыша, стараемся, дабы ему было тепло и комфортно, и были полноценными еда и сон, дабы он имел возможность проявлять свою активность, большое количество двигался, достаточно бывал на свежем воздухе. И, само собой разумеется, мы пристально следим за ходом его развития: своевременно ли он начинает садиться, подниматься, произносить первые слова.

Решая эти насущные задачи ухода за младенцем, мы, возможно, в меньшей степени поймём свои другие, не меньше серьёзные роли, связанные уже не с родительскими заботами, а с их эйфориями. Мы можем не понимать, как необходимы ребенку как раз тогда, в то время, когда у него все в порядке, и довольно часто испытываем неловкость, в то время, когда, вместо того дабы заниматься важными делами, на долгое время застреваем у кроватки малыша — его взор и улыбнуться, поделить наслаждение от игрушки, поболтать с ним.

И у малыша, и у взрослых существует потребность в общении, в эмоциональном контакте. Полноценное психическое развитие младенца требует как раз этого — общения, игры, взаимной эйфории — самого тесного и насыщенного эмоционального сотрудничества с родными, и, само собой разумеется, прежде всего с мамой.

Рассмотрим в общем динамику развития эмоционального контакта матери и младенца.

Самые первые формы общения, единения мамы и малыша возможно обрисовать как яркое усвоение, заражение эмоциональным состоянием друг друга. Исходя из этого так ответственны для младенца присутствие мамы, ее лицо, голос, прикосновение. Самообладание и уверенность в себе матери, ее неспешность и проявляемое ею наслаждение в общении с ребенком дают ему чувство надежности и комфорта. Недаром младшие дети, взаимодействующие с более уверенной в себе и потому более свободной и легкой в отношениях мамой, довольно часто сходу проявляют себя более спокойными и благополучными, чем первенцы. Это показывает, как ответственна для еще неопытной и, быть может, исходя из этого тревожной мамы эмоциональная поддержка ее семьи, создающая неспециализированную атмосферу безопасности и эйфории.

Естественное усвоение эмоционального состояния друг друга есть нужным условием благополучия в развитии взаимоотношений младенца и мамы. Взаимная чуткость разрешает им удачно решать повседневные жизненные задачи. Первой из них делается взаимное узнавание и приспособление младенца и матери друг к другу в простых ежедневных обстановках ухода — кормления, купания, пеленания, укладывания дремать и т. п.

Само собой разумеется, и у самой неопытной мамы исходно существуют свои представления о том, как это должно происходить: имеется домашние традиции, советы доктора-педиатра, популярные книги, дающие советы по организации кормления, режима и ухода. Но лишь сама мама, чутко настроенная на состояние ребенка, чувствует, как эти общепринятые нормы эргономичны и приятны самому крохе, и приспосабливает их для него. Так неспешно складываются их неспециализированные предпочтения, привычки, ритмы сна и бодрствования, кормления, составляющие режим дня. Это первые настоящие, ощутимые успехи и мамы, и ребенка. Так как он сначала не объект ее ухода, а индивидуальность, и как раз взаимная чуткость разрешает им организовать совместную жизнь, в которой они оба начинают ощущать себя с уверенностью, комфортно.

В возрасте 2-3 месяцев у ребенка начинает преобладать проявление положительных чувств. Это поддерживает маму, она чувствует себя все более с уверенностью. Вместе с тем нарушение выработанных привычных форм жизни может стать причиной протеста у малыша: он делается нетерпеливым и требовательным, капризничает при трансформации привычного режима и обстановки, проявляет зависимость от привычных рук и манеры поведения заботящегося за ним взрослого. Кроме того замена привычных вещей — ванночки, соски либо бутылочки может привести к бурной отрицательной отрицательной ребенка. Это сигнал об испытываемом им дискомфорте. Взрослые стараются по возможности удовлетворить его требования, но бывают случаи, в то время, когда это просто нереально сделать, и родные стремятся отыскать методы успокоить и утешить малыша. Самыми распространенными из них являются классические приемы укачивания, баюкания, приучения к пустышке.

Это весьма действенные средства, они основаны на ритмической стимуляции младенца серьёзными для него ощущениями (вестибулярными, оральными, тактильными). Скоро он сам может начать деятельно применять их — раскачиваться, сосать палец либо уголок пеленки. Это оказывает помощь ему утешиться, успокоиться, избавиться от эмоции дискомфорта, в то время, когда близкого взрослого нет рядом. Эти примитивные методы самоуспокоения не должны вызывать у взрослых тревоги. Они не смогут прочно закрепиться в поведении малыша, если он не находится в обстановках долгого дискомфорта и не лишен внимания родных. В обычных условиях ребенок неспешно перестает нуждаться в таких формах самоуспокоения.

В целом конец третьего — начало четвертого месяца жизни — это благополучный и эмоционально полный событиями период жизни ребенка и его родных. Уже сложились привычные методы и ритмы жизни, взрослые овладели умением успокоить и утешить малыша, уговорить принять новое. Взаимоотношения младенца с матерью все более окрашиваются броскими положительными чувствами. Ребенок сейчас не просто радуется, в то время, когда к нему подходят, он деятельно требует общения. Такое характерное для этого возраста поведение малыша описывается как комплекс оживления: при виде взрослого ребенок сейчас не просто смотрит на него либо улыбается, а начинает деятельно гулить, тянуться к нему.

Развитие ребенка в первый год жизни

На первый замысел сейчас выходит потребность не просто в присутствии взрослого, а в его эмоциональном отклике. Как мы знаем, само лицо человека с первого месяца жизни младенца есть для него наиболее значимым и сильнейшим впечатлением. Сейчас, но, все более значимым делается выражение лица, улыбка близкого. В случае если до 2-3 месяцев любое лицо, а как продемонстрировали изучения, кроме того маска либо весьма неотёсанная имитация лица (круг и две точки вместо глаз) завлекает внимание младенца, то по окончании 3 месяцев ребенок ожидает как раз улыбки. Увидено, что дети чаще и продолжительнее наблюдают в лицо матери, в то время, когда оно высказывает наслаждение. Более того, известны наблюдения, свидетельствующие о том, что в этом возрасте при виде склонившегося над ним равнодушного лица, ребенок испытывает беспокойство и деятельно требует эмоционального отклика.

В возрасте четырех-пяти месяцев кроха вместе с мамой осваивает новые формы общения. Ранее недифференцированный требовательный крик ребенка начинает неспешно покупать интонации просьбы. Складываются ритуалы эмоционального сотрудничества со взрослым в самых различных обстановках: в важных — подготовка к кормлению, переодевание, зарядка — и на первый взгляд в менее важной ситуации игры. Игровое общение, в большинстве случаев, опирается на приятные для ребенка ощущения и на ритмы, задаваемые традиционно передающимися в семье решениями суда, шутливыми и трогательными стишками, потешками, пестушками.

Одной из самых распространенных и любимых в этом возрасте делается вечно повторяемая игра в прятки — появление и исчезновение из поля зрения малыша лица взрослого, в то время, когда он сам закрывает свое лицо либо на секунду лицо ребенка. Эта игра в большинстве случаев вызывает у малыша особенный восхищение и переживается им наиболее остро.

Следующим серьёзным этапом в развитии эмоционального сотрудничества взрослого и ребенка делается появление возможности уже не только сосредоточиваться приятель на приятеле и заражаться различными эмоциональными состояниями, но и волноваться общее наслаждение от объединения внимания на приятном впечатлении. Неспешно в играх со взрослым все большее значение начинает покупать общее сосредоточение на яркой цветной и звучащей игрушке. С ее помощью взрослый получает возможность не только успокоить малыша, но и отвлечь его, развеселить, поднять активность. Принципиально важно опять выделить, что и в этих играх особенное значение так же, как и прежде имеет их ритмичность и повторяемость.

Само собой разумеется, громаднейшее наслаждение ребенок продолжает получать от игры совместно со взрослым, но одновременно с этим он все больше начинает играться с игрушками и самостоятельно, соответственно, может сам развлекаться, получать разнообразные впечатления. И взрослый стимулирует эту его активность. Неспешно у малыша появляется свойство уже не просто брать игрушку, но и координированно функционировать ею, стучать, бросать, вертеть и т. п. получая разнообразные ощущения. Нужно отметить лишь, что пока эти действия остаются ритмически повторяющимися, направленными по большей части на воспроизведение определенного чувственного впечатления, а не на активное обследование среды. Ребенку доставляет наслаждение как раз повторение ожидаемого результата. По заявлениям психологов этап преобладания аналогичных ритмически повторяющихся действий (циркулярных реакций) закономерен и охватывает большую часть последнего полугодия жизни ребенка.

Практически сразу после того, как ребенок начинает подтягиваться и опираться на ножки, характерными становятся вечно повторяющиеся прыжки и выбрасывание игрушки либо пустышки из кровати. В присутствии и при участии взрослого это преобразовывается в игровое общение. Причем ребенок наслаждается не только от совершаемых действий, но и от реакции взрослого. Такой же циркулирующий темперамент получает в этом возрасте и более ранняя игра в прятки. Сейчас ребенок уже сам может скрываться и высовываться, ловя взор взрослого.

Наслаждение, получаемое ребенком в таких играх, разрешает ему самостоятельно поддерживать чувство эмоционального благополучия. На базе повторяющихся игровых действий происходит устойчивое объединение внимания малыша и взрослого, они обучаются руководить вниманием друг друга. Ребенок начинает следить за взором и показывающим жестом взрослого, у него самого появляется указательное движение взора и жеста. Раньше (месяцев до пяти) такое направленное обращение было для ребенка не актуально: он так чувствовал себя единым, слитным с мамой, что ему достаточно было показать беспокойство, и она сама догадывалась, что необходимо сделать. Сейчас, в то время, когда взаимоотношения в этом единстве все более дифференцируются, развиваются и формы сотрудничества: в случае если до сих пор ребенок к объекту жажды, то сейчас, протягивая к нему руки, обращает взор на взрослого — так рождаются первые обращения и указательные жесты.

Сейчас начинается и все более узкая координация эмоциональных переживаний ребенка и взрослого. Раньше кроха состояние близкого человека, заражался его хохотом, плачем, как и зевотой. Сейчас он начинает деятельно подражать эмоциональным реакциям взрослых. Так, пятимесячный ребенок уже может имитировать выражение лица матери и с наслаждением играться с выражением своего лица в зеркале.

Свойство ребенка различать эмоциональные состояния окружающих по их выражению делает более содержательными взаимоотношения взрослых с малышом. У него появляется возможность активного и разнообразного действия на родных: к полугоду он начинает сам в соответствующих обстановках высказывать удивление, обиду, грусть, бешенство, радость, растерянность и смущение.

Как мы знаем, что для детей в первом полугодии жизни крайне важна интенсивность внимания взрослого. В этом возрасте бешенство, укоризна не так тяжелы для него, как безразличие. Как раз общаясь с равнодушным взрослым, кроха выглядит встревоженным, угнетенным, огорченным, а через некоторое время попытки привлечь к себе его внимание резко ослабевают. Сейчас, в начале последнего полугодия жизни, дети начинают принимать выражение взрослым неудовольствия как весьма значимое и соответственным образом реагируют на него — сами хмурятся, отстраняются, обиженно плачут. Они начинают принимать эмоциональную реакцию взрослого как оценку происходящего около и собственных действий.

То, что ребенок начинает ориентироваться на эмоциональные проявления близкого взрослого, делает его более защищенным, душевно устойчивым, по причине того, что его восприятие происходящего эмоционально опосредуется родным, он менее зависим от внешней среды и более — от эмоциональной реакции мамы. И она не просто успокаивает либо подбадривает, а уже направленно организует его поведение. Близкий взрослый может уговорить ребенка чуть подождать, потерпеть в условиях дискомфорта, сосредоточить его внимание на нужном впечатлении. Согласно данным психологических наблюдений, семи-восьмимесячные малыши, в большинстве случаев, эмоционально устойчивы, и в этом определяющую роль играется ориентация ребенка на положительные эмоциональные реакции матери.

Усложнение взаимоотношений с окружающими, формирование привязанности малыша к маме, выработка привычных способов и форм общения, являясь огромным достижением в развитии ребенка, имеет и оборотную сторону: сейчас ребенок начинает проявлять беспокойство уже не только в случаях нарушения привычного распорядка жизни, но и при трансформации привычных форм контакта с родными. В этом возрасте привязанность к маме, потребность ориентироваться в происходящем на ее эмоциональную оценку заставляют его чувствовать тревогу и растерянность, в то время, когда она уходит кроме того ненадолго. Появляется характерная для возраста восьми месяцев тревога при появлении чужого лица, при попытке постороннего взять ребенка на руки. В контакте с незнакомым человеком кроха проявляет или испуг и неудовольствие, или смущение и замешательство. Это не должно тревожить родных, поскольку говорит о том, что ребенок уже охотно различает своих и чужих.

Сейчас перед взрослыми поднимаются новые задачи: оказать помощь ребенку стать более независимым, уверенным, спокойнее принимать перемены в жизни и временное отсутствие близкого взрослого. И решать их кроме этого оказывают помощь неспециализированные игры. Основным содержанием игр остается и яркое эмоциональное заражение, и общение взрослого и ребенка посредством игрушки.

Вместе с тем все большее место в них начинает занимать наслаждение от переживания совсем особенных впечатлений, к каким кроха раньше относился отрицательно. Его начинают завлекать и смешить впечатления, каковые раньше пугали.

Как мы знаем, что первые выраженные отрицательные реакции новорожденного связаны с неожиданным нарушением равновесия, с резким движением, с стремительным приближением к нему какого-либо объекта, с неожиданным трансформацией привычного ритма, привычного хода событий. Сейчас в общей игре подобные впечатления, напротив, начинают вызывать его восхищение: он смеётся, в то время, когда его бодают, догоняют, подбрасывают на коленях и руках. В игре ребенком все больше ценятся элементы новизны и неожиданности: на данный момент я тебя съем!, По кочкам, по кочкам, в ямку бух, — он получает новый опыт переживания наслаждения от неожиданности, от шутки.

Подобные впечатления подготавливают ребенка к постепенному трансформации жизненной ситуации. В ходе своего роста он делается более выносливым, подвижным и чаще реально сталкивается с неожиданностью. Психологи отмечают, что именно в этом возрасте новое начинает меньше пугать малыша и больше доставлять наслаждение, он делается все более интересным. У ребенка начинают складываться принципиально новые отношения с изменчивым миром, в котором перед ним поднимаются препятствия, и он должен сосредоточиться на них, дабы решить увлекательную задачу их преодоления. Свойство не запаниковать при нарушении привычного хода событий и совладать с событиями также в первый раз опробуется ребенком под защитой взрослого в общей игре как острое переживание момента риска с его немедленным положительным разрешением.

В следствии к концу первого года жизни неспешно изменяется темперамент действий с предметами, игрушками; серьёзной делается не только их повторяемость и надежность, но и новизна, открытие новых возможностей. У малыша появляется свойство быть более предприимчивым в обращении с игрушками, более весьма интересно манипулировать ими. Умения, полученные в игре, начинают неспешно употребляться ребенком в реальности.

В возрасте 9-10 месяцев в большинстве случаев наблюдаются первые попытки ребенка деятельно изучить ближнее пространство. Это делается вероятным не только вследствие того что он начинает самостоятельно передвигаться (в первую очередь пробует ползать, отрывается от мамы, исследует дальние и незнакомые места), а в большей степени от проявления любопытства. Как раз появление любопытства, способности при нарушении привычного хода событий испытывать не панику, а интерес, лежит в базе развития исследовательского поведения. Нужно выделить, но, что личная предприимчивость малыша вызревает под защитой взрослого. Осваивая свои новые способности, он довольно часто возвращается назад к маме, дабы дотронуться до нее, поймать ее улыбку, именно она дает ему силы ползти в неизвестность.

Сейчас ребенок может сосредоточиваться не только на интересующем его предмете, но и на препятствии на пути к цели. Он начинает учитывать его, а после этого и деятельно обследовать, искать пути преодоления барьера, в первый раз получает возможность заметить и оценить результаты своих проб и ошибок. Это открывает ему новые горизонты познания. Как раз сейчас в большинстве случаев появляются первые попытки малыша отодвинуть препятствие, дотянуться до нужной вещи посредством палочки, другой игрушки, другими словами появляется первый опыт применения орудий, что есть важным достижением в познавательном развитии ребенка.

Как мы знаем, наровне с приобретением навыков независимого передвижения в пространстве, наиболее значимым достижением конца первого года жизни ребенка считается появление активной речи. Вместе с тем неправильно было бы вести отсчет речевого развития с появления первых слов, которое характерно как раз для этого времени. До этого во сотрудничестве младенца с мамой, и в первую очередь в их играх, уже был пройден наиболее значимый этап развития так именуемого протоязыка.

Возвратимся сейчас опять к началу первого года жизни, к самым ранним периодам развития чтобы более подробно проследить во сотрудничестве младенца с родными этапы становления речевого общения. Уже с самых первых месяцев младенец деятельно общался с родными людьми посредством гуканья, гуления. Присутствие близкого, его речевое обращение стимулировали гуление, в эмоциональном сотрудничестве кроха обучался понимать и принимать интонации матери, начинал сам все более четко высказывать свои состояния.

Следующий традиционно выделяемый этап речевого развития — период лепета — характеризует уже свойство ребенка устойчиво воспроизводить определенные сложившиеся сочетания звуков, и в какой-то момент это преобразовывается в его любимое занятие. Лепет стимулируется участием взрослого и неизменно сопровождает неспециализированные игры. Все чаще ребенок начинает повторять за мамой и вмешивать в свой лепет новые привлекательные для него звукосочетания. Примечательно, что, в случае если сейчас мама повторяет за ребенком воспроизведенные им звуки, он начинает ими играться особенно деятельно. Неспешно его лепет все больше приближается к звуковому строю родного языка.

На этом фоне начинают закрепляться неспециализированные для взрослого и малыша устойчивые словесные обозначения наиболее привычных и любимых бытовых и игровых занятий: бай-бай, ку-ку, бух, тик-так, пока. Так, речевое развитие младенца равно как и познавательное, находится в тесной зависимости от его эмоционального контакта со взрослым и конкретно от их общей игры.

Развитие эмоционального сотрудничества, проявление в нем более определенных взаимоотношений взрослого и ребенка, координация внимания и их эмоциональных оценок готовят землю для появления первых настоящих слов. Они высказывают просьбу, обращение, призыв, и, наконец, указание (мама, дай и т. д.). Применение ребенком слов-указаний и обращений, со своей стороны, принципиально меняют возможности организации его сотрудничества со взрослым.

Слово начинает обозначать кроме этого и оценку проявлений ребенка, происходящего с ним (хороший, запрещено, возможно, бяка, бо-бо), подготавливая тем самым новую возможность регулировать его поведение. Пока же он сам применяет эти слова для наслаждения, для игры, подтверждения приятной повторяемости либо новизны ситуации, своей способности ее контролировать.

Так, к концу первого года удачи ребенка очевидны: он приучен к определенному распорядку жизни, владеет методами эмоционального сотрудничества с родными, активен в освоении нового. Кроха находится в центре внимания всей семьи, его успехи обсуждаются при нем и вызывают всеобщее восхищение, что, непременно, им понимается.

Ребенок начинает демонстрировать свои умения по просьбе окружающих, и это также сперва есть для него увлекательной игрой, средством привести к эмоциональному отклику родных взрослых. Появляются и первые настоящие удачи в овладении элементами социально-бытовых навыков (с наслаждением обнимает и целует по просьбе, прощается, начинает проситься на горшок, поддерживать на протяжении еды чашку либо ложку и т. п.), и достаточно развернутые игры, такие, как ладушки, сорока-ворона. Весьма ответственной для предстоящего развития ребенка делается возможность все более долгого объединения внимания малыша и взрослого на каком-то неспециализированном действии. к примеру рассматривании картины в книжке, показе петушка либо собачки, демонстрации их действий и беседы, слушании достаточно долгих детских стихов.

И вот на фоне этого неспециализированного эмоционального подъема особенно остро переживается детьми вступление в первоначальный важный кризис развития взаимоотношений с окружающими, который в действительности есть нужным и закономерным этапом их становления. Это узнаваемый в психологии кризис первого года. закономерно наступающий с началом освоения ребенком навыка независимой ходьбы.

Не смотря на то, что традиционно данный кризис не считается острым и довольно часто вправду проходит достаточно сглаженно, однако и в самых благополучных случаях у детей сейчас смогут наблюдаться нарушения уже, казалось бы, отлаженного режима сна и бодрствования, утрата аппетита, эмоциональная ранимость (плаксивость, обидчивость), а время от времени и временная утрата уже имеющихся навыков, может, к примеру, прекратить проситься на горшок. Эти трудности, не обращая внимания на кажущуюся неожиданность их появления, укладываются в неспециализированную логику развития ребенка и диктуются ею.

Постараемся осознать, в чем темперамент появляющихся неприятностей, в чем их суть и чем возможно оказать помощь и маме, и ребенку в преодолении временно появляющегося разлада.

Развитие ребенка в первый год жизни

Овладение ходьбой резко меняет всю жизненную обстановку: ребенок делается менее физически зависим от близкого ; он сам перемещается и все чаще остается один на один в ярком сотрудничестве с окружающим. Близкий взрослый уже не есть постоянным организатором его поведения, и временами кроха начинает терять его как непременный эмоциональный ориентир. В это время начинается не только физическое, но и психическое отделение ребенка от взрослого — выделение его самоощущения из бывшего слитного переживания мы.

Сложности, каковые испытывает ребенок в это критическое время, заключаются в том, что он остается один в потоке разнообразных впечатлений и, не овладев еще методами активной организации взаимоотношений с окружающим, попадает под его авторитет. Это может нарушать уже сложившиеся формы сотрудничества ребенка и взрослого. Раньше взрослый, непременно, был центром его мира, серьёзнее всего было то, что он делал. Сейчас крохе становится очень проблематично оторваться от того, что привлекло его внимание, он погружается в свои занятия — в нанизывание колечек пирамидки, в катание машинки, его захватывает пересыпание песка, перекладывание камешков.

Характерными для поведения, которое психологи именуют полевым, являются попытки бежать безоглядно в направлении понравившегося предмета, выполнять действия, продиктованные обстановкой и свойствами предметов: вечно открывать и закрывать двери, лезть во все ящики подряд, кроме того не весьма сосредоточиваясь на их содержимом, влезать на лестницы, стулья, прилипать к забору и т. п. Наряду с этим кроха может становиться неосторожным, терять чувство опасности. Близкий ребенку взрослый, еще сравнительно не так давно живший с ним душа в душу и полностью владевший его поведением, оказывается перед фактом: их отношения неизменно нарушают капризы, упрямство, на прогулке взрослый довольно часто не имеет возможности увести малыша от какого-либо соблазна.

При попытке подавить сопротивление ребенка методом запрета, твёрдого требования родители сталкиваются с тем, что ранее послушный и неизменно довольный кроха делается упрямым, капризным, проявляет негативизм, агрессию (может кроме того укусить либо ударить взрослого). Мать начинает ощущать, что теряет контроль над обстановкой, поведением малыша.

Ясно, что все это может весьма расстраивать и маму, и ребенка, до сих пор живших в полном согласии. Кроха уже знает, что он хороший, и дорожит этим, а мама, особенно неопытная, довольно часто принимает появляющиеся сложности как нежелание ребенка подчиняться ее требованиям. Первое, что может оказать помощь маме, — это познание того, что кроха продолжает ее обожать, что он желает быть послушным, но не имеет возможности сам противостоять соблазнам и испытывает недостаток в помощи родных.

Выход из первого кризиса взаимоотношений будет более безболезненным, в случае если взрослый не начнёт перекладывать вину за их разлад на ребенка, и осознает, что трудности в организации его поведения формирует яркая захваченность малыша происходящим около. Не вступая с ним в конфликт, необходимо постараться перевести его внимание на другое сильное впечатление.

Любая внимательная мама знает, что возможно избежать конфликта с ребенком, в случае если при появившихся осложнениях на прогулке не пробовать каждый раз его от лужи либо забора либо запрещать подбирать увиденный камешек, а перевести его внимание на что-либо привлекательное в окружении: Вон птичка полетела, Наблюдай, какая машина; применять другой отвлекающий прием: Побежали вон по той дорожке, Ой какая лесенка и т. п.

Характерно, что подобные приемы применяют бабушки и умелые мамы; а вот неопытную маму может расстроить неожиданное изменение в ее отношениях с малышом. Довольно часто она пробует усовестить его, требуя послушания, в тот момент, в то время, когда он просто не может выполнить ее просьбу. К примеру, крохе тяжело прервать начатое воздействие — недолистать книжку, не собрать пирамидку, не вытряхнуть все до конца из коробки и т. п.

Конфликты довольно часто появляются и в связи с характерными для этого кризиса трудностями в организации режимных моментов: не удается усадить на горшок ранее просившегося ребенка; на протяжении кормления он вместо того, дабы нести ложку в рот, начинает внезапно размазывать ею по столу еду; то не хочет идти гулять, то возвращаться домой с прогулки; не желает ложиться дремать и т. д. Повторяющиеся конфликты смогут стать обстоятельством обострения обрисованных выше проявлений кризиса. Сгладить конфликты окажут помощь кое-какие приемы, к примеру, отвлекающие маневры. Не нужно оценивать их как подчинение взрослых капризам ребенка. Такие маневры оказывают помощь организовать его поведение и не уничтожить положительную эмоциональную связь с малышом, берегут его от накопления отрицательного опыта, сохраняют нужное представление о себе как о хорошем, послушном ребенке, содействуют формированию в будущем умения самостоятельно преодолевать импульсивность поступков.

Для развития этих новых средств организации поведения огромное значение имеет эмоциональное сотрудничество взрослых с ребенком. Общаясь с малышом, взрослые начинают подробно проговаривать не только то, что происходит с ним на данный момент (как это было уже и до года), но да и то, что случится в скором времени (на данный момент мы приобретём молочка, а позже отправимся на горку, поздороваемся с детками, покатаемся самую малость и домой отправимся. ). Характерно, что сейчас ребенок с наслаждением слушает истории про себя. Достаточно скоро он и сам начинает говорить вслух о своих действиях, комментировать происходящее. Функцию таковой речи психологи выяснили как планирование, осмысление и утверждение ребенком своего поведения. И данный нужный инструмент организации поведения кроха получает также в ходе помой-му необязательного эмоционального общения с родными.

Так, как мы видим, развитие ребенка до года представляет собой достаточно сложный процесс, в котором закономерно чередуются относительно спокойные и более напряженные периоды.

Благополучие эмоционального развития младенца в значительной мере зависит от внимания и чуткости взрослых, заботящихся за ним. Общаясь и играясь с малышом, они должны учитывать логику его развития: предлагать ребенку доступный уровень эмоциональных взаимоотношений и готовить его к следующему шагу. Перед матерью стоит задача эмоционально поддержать ребенка, тонизировать, настроить на деятельный контакт с окружающим миром не только в относительно сложные моменты, но и в более спокойные периоды. Это оказывает помощь закрепить уже имеющийся положительный опыт сотрудничества с окружением, расширить выносливость и гибкость малыша в уже освоенных формах общения, игры, обследования среды, подготовить к освоению новых, все более непростых форм независимой жизни.

Авторы: Е.Р. Баенская, Ю.А. Разенкова, И.А. Выродова.