Белоснежка и семь гномов братья гримм

Белоснежка и семь гномов

Было то в январе, падали снежинки, точно пух с неба, и сидела королева у окна, — рама его была из тёмного дерева, — и шила королева. Шила она, загляделась на снег и уколола иглою палец, и упало три капли крови на снег. А красное на белом снегу смотрелось так красиво, что поразмыслила она про себя:

Если бы появился у меня ребенок, белый, как данный снег, и румяный, как кровь, и черноволосый, как дерево на оконной раме!

И родила королева скоро дочку, и была она бела, как снег, как кровь, румяна, и такая черноволосая, как тёмное дерево, — и прозвали ее потому Белоснежкой. А в то время, когда ребенок появился, королева погибла.

Год спустя взял король себе другую жену. То была прекрасная дама, но гордая и надменная, и она терпеть не могла, в то время, когда кто-нибудь превосходил ее красотой. Было у нее чудесное зеркальце, и в то время, когда становилась она перед ним и гляделась в него, то задавала вопросы:

Зеркальце, зеркальце на стене,

Кто всех прекраснее во всей стране?

Белоснежка и семь гномов братья гримм

И зеркало отвечало:

Вы всех, королева, прекраснее в стране.

И она была довольна, поскольку знала, что зеркало говорит правду. Белоснежка за это время подросла и становилась все прекраснее, и в то время, когда ей исполнилось семь лет, была она такая красивая, как ясный сутки, и прекраснее самой королевы. В то время, когда королева поинтересовалась у своего зеркальца:

Зеркальце, зеркальце на стене,

Кто всех прекраснее во всей стране?

Оно ответило так:

Вы, госпожа королева, прекрасны собой,

Все же Белоснежка в тысячу крат выше красой!

Белоснежка и семь гномов братья гримм

Испугалась тогда королева, пожелтела, позеленела от зависти. С того часа заметит она Белоснежку — и сердце у нее разрывается, так стала она ненавидеть девочку. И зависть, и гордость росли, точно сорные травы, в ее сердце все выше и выше, и не было у нее отныне спокойствия ни днем, ни ночью. Тогда подозвала она одного из своих егерей и сказала:

— Отнеси ребенка в лес, я больше видеть ее не могу. Ты должен ее убить и принести мне в знак доказательства ее легкие и печень.

Егерь повиновался и завел девочку в лес, но в то время, когда вытащил он свой охотничий нож и, желал было уже пронзить ни в чем не повинное сердце Белоснежки, стала та плакать и просить:

— Ах, дорогой егерь, покинь ты меня в живых, я убегу на большом растоянии в дремучий лес и ни при каких обстоятельствах не возвращусь домой.

И оттого что была она красива, сжалился над нею егерь и сказал:

— Так и быть, беги, бедная девочка!

И точно камень упал у него с сердца, в то время, когда не пришлось ему убивать Белоснежку. На ту пору именно подбежал юный олень, и заколол его егерь, вынул у него легкие и печень и принес их королеве в знак того, что приказанье ее выполнено. Повару было велено сварить их в соленой воде, и злая дама их съела, думая, что это легкие и печень Белоснежки.

И осталась бедная девочка в громадном лесу одна-одинешенька, и стало ей так страшно, что все листочки на деревьях осмотрела она, не зная, как быть ей дальше, как горю оказать помощь. Пустилась она бежать, и бежала по острым камням, через колючие заросли, и прыгали около нее дикие звери, но ее не трогали. Бежала она, сколько сил хватило, и вот стало уже вечереть, заметила она мелкую избушку и вошла в нее отдохнуть. А в избушке той все было таким мелким, но прекрасным и чистым, что ни в сказке сказать, ни пером обрисовать.

Стоял там накрытый белой скатертью столик, а на нем семь мелких тарелочек, у каждой тарелочки по ложечке, и вдобавок семь мелких ножей и вилочек и семь мелких кубков. Стояли у стенки семь мелких кроваток, одна около другой, и покрыты они были белыми как снег покрывалами. Захотелось Белоснежке покушать и попить, и взяла она из каждой тарелочки понемногу овощей да хлеба и выпила из каждого кубочка по капельке вина, — ей не хотелось выпить все из одного. А так как она весьма устала, то попыталась лечь в постельку, но ни одна из них для нее не доходила: одна была через чур долгой, другая через чур маленькой, но седьмая оказалась ей в самый раз, легла она в нее и, отдавшись на милость Господню, уснула.

В то время, когда уже совсем стемнело, пришли хозяева избушки, а были то семеро гномов, каковые в горах добывали руду. Они зажгли семь своих лампочек, и в то время, когда в избушке стало светло, они увидели, что у них кто-то был, по причине того, что не все выяснилось в том порядке, в каком было раньше. И сказал первый гном:

— Кто это на моем стуле сидел?

— Кто это из моей тарелочки ел?

— Кто взял кусок моего хлебца?

— Кто ел мои овощи?

— Кто моей вилочкой брал?

— Кто моим ножичком резал?

— Кто это выпивал из моего мелкого кубка?

И посмотрел назад первый и увидал, что на его постельке маленькая складочка, и задал вопрос:

— Кто это лежал на моей кроватке?

Тут сбежались и остальные и стали говорить:

— И в моей также кто-то лежал.

Глянул седьмой гном на свою постель, видит — лежит в ней Белоснежка и спит. Позвал он тогда остальных, прибежали они, стали кричать от удивления, принесли семь своих лампочек и осветили Белоснежку.

— Ах, Боже ты мой! Ох, Боже ты мой! — вскрикнули они. — Какой, но, прекрасный ребенок! — Они так были рады, что не стали ее будить и покинули ее дремать в постельке. А седьмой гном проспал у каждого из своих друзей по часу, — так вот и ночь прошла.

Наступило утро. Проснулась Белоснежка, заметила семь гномов и испугалась. Но были они с ней нежны и задали вопрос:

— Кличут меня Белоснежка, — ответила она.

— Как ты попала в нашу избушку?

И поведала она им о том, что мачеха желала ее убить, но егерь сжалился над ней, и что бежала она весь день, пока, наконец, не отыскала их избушку. Гномы задали вопрос:

— Желаешь вести наше хозяйство, стряпать, постели взбивать, стирать, шить и вязать, все содержать в чистоте да порядке, — в случае если согласна на это, можешь у нас остаться, и всего у тебя будет вдосталь.

— Хорошо, — сказала Белоснежка, — с большой охотой.

И осталась у них. Она содержала избушку в порядке, утром гномы уходили в горы искать руду и золото, а вечером возвращались домой, и она должна была к их приходу приготовить им еду. Весь день девочка оставалась одна, и потому хорошие гномы ее предостерегали и говорили:

— Берегись своей мачехи: она скоро определит, что ты тут, наблюдай, никого не впускай в дом.

А королева, съев легкие и печень Белоснежки, стала опять считать, что она самая первая и самая прекрасная из всех дам в стране. Она подошла к зеркалу и задала вопрос:

Зеркальце, зеркальце на стене,

Кто всех прекраснее во всей стране?

И ответило зеркало:

Вы, королева, прекрасны собой,

Но Белоснежка там, за горами,

У гномов семи за стенками

В тысячу крат еще выше красой!

Испугалась тогда королева, — она так как знала, что зеркало говорит правду, и осознала, что егерь ее одурачил и что Белоснежка еще жива. И стала она опять думать да придумывать, как бы ее извести; не было ей от зависти покою, оттого что не она самая первая красивая женщина в стране. И вот, наконец, она что-то надумала: накрасила себе лицо, переоделась ветхой торговкой, так что и определить ее было нельзя. Направилась она через семь гор к семи гномам, позвонила в звонок и говорит:

— Реализовываю товары хорошие! Реализовываю!

Глянула Белоснежка в окно и говорит:

— Здравствуй, хорошая дама, что же ты реализовываешь?

— Хорошие товары, красивые товары, — ответила та, — шнурки разноцветные. — И достала королева один из шнурков, продемонстрировала, и был он сплетен из пестрого шелка.

Белоснежка и семь гномов братья гримм

Эту честную даму возможно и в дом разрешить войти, — поразмыслила Белоснежка, открыла дверной засов и приобрела себе прекрасный шнурок.

— Как тебе идет, девочка, — молвила старая женщина, — дай-ка я зашнурую тебя как направляться.

Бела как снег, не ожидая ничего плохого, стала перед нею и разрешила затянуть на себе новые шнурки, и начала старая женщина шнуровать, да так быстро и без того прочно, что Белоснежка задохнулась и упала мертвая наземь.

— Была ты самой прекрасной, — сказала королева и быстро провалилась сквозь землю.

Практически сразу после того, к вечеру, возвратились семь гномов домой, и как испугались они, в то время, когда заметили, что их дорогая Белоснежка лежит на земле, не двинется, не шелохнется, точно мертвая! Подняли они ее и заметили, что она крепко-накрепко зашнурована, тогда разрезали они шнурки, и стала она понемногу дышать и неспешно пришла в себя. В то время, когда гномы услыхали о том, что произошло, они сказали:

— Ветхая-то торговка была в действительности злая королева, берегись, не впускай к себе никого, в то время, когда нас нет дома.

А злая дама возвратилась домой, подошла к зеркалу и задала вопрос:

Зеркальце, зеркальце на стене,

Кто всех прекраснее во всей стране?

И ответило ей зеркало, как прежде:

Вы, королева, прекрасны собой,

Но Белоснежка там, за горами,

У гномов семи за стенками

В тысячу крат еще выше красой!

В то время, когда услыхала она таковой ответ, вся кровь прилила у ней к сердцу, так она испугалась, — она осознала, что Белоснежка ожила опять.

— Ну, уж сейчас, — сказала она, — я придумаю такое, что погубит тебя точно. — Зная ведьмино колдовство, приготовила она ядовитый гребень. После этого переоделась она и обернулась другою старая женщина. И отправилась за семь гор к семи гномам, постучалась в дверь и говорит:

— Реализовываю товары хорошие! Реализовываю!

Белоснежка выглянула в окно и говорит:

— Проходи, проходи дальше, в дом пускать никого не велено!

— Поглядеть-то, пожалуй, возможно, — молвила старая женщина, достала ядовитый гребень и, подняв его вверх, продемонстрировала Белоснежке.

Он так понравился девочке, что она разрешила себя обмануть и открыла дверь. Они сошлись в цене, и старая женщина сказала: Ну, а сейчас дай-ка я тебя как направляться причешу.

Бедная Белоснежка, ничего не подозревая, дала старая женщина себя причесать, но лишь та прикоснулась гребешком к волосам, как яд стал в тот же час функционировать, и девочка упала без эмоций наземь.

— Ты, писаная красивая женщина, — молвила злая дама, — теперь-то уж пришел тебе конец. — Сказав это, она ушла.

Но, к счастью, дело было под вечер, и семь гномов скоро возвратились домой. Увидев, что Белоснежка лежит на земле мертвая, они в тот же час заподозрили в том мачеху, стали доискиваться, в чем дело, и нашли ядовитый гребень; и когда они его достали, Белоснежка опять пришла в себя и поведала им обо всем, что произошло. И еще раз гномы ей сказали, чтоб была она настороже и дверь никому не открывала.

А королева возвратилась домой, села перед зеркалом и говорит:

Зеркальце, зеркальце на стене,

Кто всех прекраснее во всей стране?

И ответило зеркало, как прежде:

Вы, королева, прекрасны собой,

Но Белоснежка там, за горами,

Белоснежка и семь гномов братья гримм

У гномов семи за стенками

В тысячу крат еще выше красой!

Услыхала она, что говорит зеркало, и вся задрожала-затрепетала от бешенства.

— Белоснежка обязана умереть, — крикнула она, — кроме того если бы это мне самой стоило жизни!

И она отправилась в потайную комнату, куда никто ни при каких обстоятельствах не входил, и приготовила там ядовитое-преядовитое яблоко. Было оно снаружи прекрасное, белое и румяное, и всякому, кто б заметил его, захотелось бы его съесть, но кто съел хотя бы кусочек его, тот обязательно бы погиб. В то время, когда яблоко было готово, накрасила она себе лицо, переоделась крестьянкой и отправилась в путь-дорогу, — за семь гор к семи гномам. Она постучалась, Белоснежка высунула голову в окно и говорит:

— Пускать никого не ведено, семь гномов мне это запретили.

— Да, это хорошо, — ответила крестьянка, — но куда же я дену свои яблоки? Желаешь, я подарю тебе одно из них?

— Нет, — сказала Белоснежка, — мне ничего не велено брать.

— Ты что ж это, яду опасаешься? — задала вопрос старая женщина. — Погляди, я разрежу яблоко на две половинки, румяную съешь ты, а белую съем я.

А яблоко было сделано так хитро, что лишь румяная его половинка была отравленной. Захотелось Белоснежке отведать красивого яблока, и в то время, когда заметила она, что крестьянка его ест, то и она не удержалась, высунула из окна руку и взяла отравленную половинку. Лишь откусила она кусок, как в тот же час упала замертво наземь. взглянуть на нее своими злыми глазами королева и, звучно захохотав, сказала:

— Бела, как снег, румяна, как кровь, черноволоса, как тёмное дерево! Сейчас твои гномы уж не разбудят тебя ни при каких обстоятельствах.

Возвратилась она домой и счала задавать вопросы у зеркала:

Зеркальце, зеркальце на стене,

Кто всех прекраснее во всей стране?

И ответило зеркало наконец:

Вы, королева, прекраснее во всей стране.

И успокоилось тогда ее завистливое сердце, как может подобное сердце отыскать себе покой.

Гномы, возвратясь вечером домой, нашли Белоснежку лежащей на земле, мёртвой и мертвой. Они подняли ее и стали искать яд: они расшнуровали ее, причесали ей волосы, обмыли ее водой и вином, но ничего не помогло, — дорогая девочка как была мертвой, так мертвой и осталась. Положили они ее в гроб, сели все семеро около нее и стали ее оплакивать, и проплакали они так целых три дня. После этого решили они ее похоронить, но она смотрелась точно живая — щеки у нее были прекрасные и румяные.

— Как возможно ее такую в сырую землю закопать?

И велели они сделать для нее стеклянный гроб, чтоб возможно было ее видеть со всех сторон, и положили ее в тот гроб, и написали на нем золотыми буквами ее имя, и что была она королевской дочерью. И отнесли они гроб тот на гору, и неизменно один из них оставался при ней на страже. И пришли кроме этого и птицы оплакивать Белоснежку: сперва сова, после этого ворон и, наконец, голубок.

Белоснежка и семь гномов братья гримм

И вот долго-долго лежала в своем гробу Белоснежка, и казалось, что она спит, — была она бела, как снег, румяна, как кровь, и черноволоса, как тёмное дерево. Но произошло, что заехал в один раз королевич в тот лес, и попал он в дом гномов, дабы в нем переночевать. Заметил он на горе гроб, а в нем красивую Белоснежку, и прочел, что было написано на нем золотыми буквами. И сказал он тогда гномам:

— Дайте вы мне данный гроб, а я дам вам за него все, что вы захотите.

Но ответили гномы:

— Мы не дадим его кроме того за все золото в мире.

Тогда он сказал:

— Так подарите мне его. Я жить не могу, не видя Белоснежки.

В то время, когда он это сказал, сжалились над ним хорошие гномы и отдали ему гроб.

И велел королевич своим слугам нести его на плечах. Но произошло так, что споткнулись они о какой-то куст, и от сотрясения выпал кусок ядовитого яблока из горла Белоснежки. Тут открыла она глаза, подняла крышку гроба, а после этого поднялась и сама.

— Ах, Господи, где же это я? — вскрикнула она.

Королевич, исполненный эйфории, ответил:

— Ты у меня, — и поведал ей все, что случилось, и молвил:

— Ты мне милее всего на свете, отправимся совместно со мною в замок к моему отцу, и будешь ты моею женой.

Дала согласие Белоснежка, и отпраздновали они пышную и прекрасную свадьбу.

Но на праздник была приглашена и королева, мачеха Белоснежки. Нарядилась она в прекрасное платье, подошла к зеркалу и сказала:

Зеркальце, зеркальце на стене,

Кто всех прекраснее во всей стране?

И ответило зеркало:

Вы, госпожа королева, прекрасны собой,

Но королева младая в тысячу крат еще выше красой!

И вымолвила тогда злая дама свое проклятье, и стало ей так страшно, так страшно, что не знала она, как ей с собой совладать. Сперва она решила совсем не идти на свадьбу, но не было ей спокойствия — хотелось ей пойти и взглянуть на молодую королеву. И вошла она во дворец, и определила Белоснежку, и от страха и кошмара как стояла, так на месте и застыла.

Но были уже поставлены для нее на горящие угли металлические ботинки, и принесли их, держа щипцами, и поставили перед нею. И должна была она ступить ногами в докрасна раскаленные ботинки и плясать в них , пока, наконец, не упала она мертвая наземь.